+7 985 939 85 52
130 клиентов в 15 странах мира за 7 лет исследований рынков ЛПК | zakaz@whatwood.ru
WhatWood Блог Новости проекта WhatWood Эксклюзивное интервью с генеральным директором Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности Тимуром Иртугановым

Эксклюзивное интервью с генеральным директором Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности Тимуром Иртугановым

20 ноября 2018 ` 23:10  

Интервью с генеральным директором Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности Тимуром Иртугановым

В рамках работы Петербургского международного лесопромышленного форума  мы попросили прокомментировать состояние и перспективы плитной и фанерной отрасли генерального директора Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности Тимура Равильевича Иртуганова.

– Тимур Равильевич, как вы оцениваете состояние мебельной промышленности за последние пять лет?

– Если мы говорим об отечественной мебельной промышленности, то можно констатировать, что она развивается с учетом происходящих на рынке изменений и действующих норм господдержки. Но  мы можем констатировать, что  ежегодно увеличиваются объемы производства мебели и объемы экспорта. Также благодаря изменению курса рубля, растет доля изменения присутствия отечественной мебели на российском рынке. И сейчас важно сохранить эту  тенденцию и использовать ее.

К сожалению, ослабление рубля не способствовало увеличению покупательской способности, что создало определенные проблемы для сбыта мебельной продукции на территории России. В этой ситуации действенными мероприятиями являются такие меры поддержки со стороны государства, как постановление №1072 «О запрете закупки импортной мебели на государственных и муниципальных торгах»[1].

К мерам, которые, мы надеемся, удастся нормировать, можно отнести обеспечение стандартного жилья деревянной мебелью, возможность приобретения мебели в ипотечном кредите и  обнуление таможенных ставок на виды фурнитуры, которые не производятся на территории Российской Федерации. Поэтому сложившаяся ситуация на российском мебельном рынке неоднозначна и, бесспорно, есть над чем работать.

Если возвращаться к деревообрабатывающей промышленности, то буду говорить о плитном и фанерном сегменте. Мы за последние десять лет сделали колоссальный рывок. Открыто много новых предприятий, реорганизованы и перевооружены большое число заводов, производящих плиту и фанеру. Изменение показателей производства очень сильное. Даже если мы внимательно изучим недавно утвержденную «Стратегию развития лесного комплекса до 2030 года», мы можем обратить внимание, что в сегменте фанеры ожидаемые результаты они не очень сильно отличаются во всех трех сценариях (инерционном, базовом, инновационном). На мой взгляд, это говорит о том, что регулирующим органам кажется, что у фанерщиков и так все хорошо. И даже аналитики, которые помогали разрабатывать «Стратегию», готовили расчеты и видят, что фанерная промышленность в России набрала те достаточные обороты для дальнейшего развития. Правильно ли это? Нет.

Фанерщикам в первую очередь необходимы новые меры господдержки такие, как ослабление импортных барьеров на внешних рынках, поддержка внутри государства и сырьевая поддержка экспортерам. Нам есть над чем работать.

–Какие результаты достигла Ассоциация за прошлый год, и какие планы вы ставили на этот год? Поделитесь.

– То, что касается Ассоциации, мы должны достаточно четко понимать, что это не бизнес структура и не государственное учреждение. У нас нет закона о лоббистских организациях, но при этом мы понимаем, что лоббистские организации есть, они действуют, а их деятельность– правильный и естественный процесс. Только объединившись, можно решить глобальные стратегические вопросы: например, такие, как обеспечение наших предприятий сырьем.

Задача Ассоциации на краткосрочный период – окончательно выстроить такую модель взаимоотношений с бизнесом, чтобы мы работали в некоем онлайн режиме: постоянно получая бизнес заказ, анализируя его, обеспечивая обратную связь. Чтобы предприятия, делегировавшие нам полномочия по представлению их на государственном уровне, были уверены в эффективности нашей работы. Это работа  с неким KPI[2]. Мы нацелены на реализацию именно такой модели и ее выстраиваем. Чтобы предприятиям, которые вкладываются в Ассоциацию, было понятно, ради чего они к нам пришли.

Мы умеем решать как глобальные, так и локальные задачи: такие, как участие мебельщиков в зарубежных выставках.  Уже два года подряд по инициативе Ассоциации в Кельне проходила мебельная выставка с государственной поддержкой. В 2017 году при поддержке Минпромторга, а в 2018 году при поддержке Российского экспортного центра.

– Спасибо. Скажите, чем отличается деятельность Ассоциации от мебельного кластера? Поясню, в Татарстане недавно [3] компания «Кастамону» организовала мебельный кластер, чтобы помочь мебельным предприятиям доставлять свою продукцию до потребителя[4].  

– Сейчас можно говорить не только о мебельном кластере, но и о лесопромышленных кластерах, которые становятся популярны и развитие которых оправдано.

Речь идет о некой синергии, когда один плюс один равно не двум, а двум с половиной или трем, а при сложении трех единиц может получиться десять, что повышает эффект взаимодействия предприятий в рамках отдельно взятого региона.

Кластер – очень перспективная модель, которую необходимо использовать. Но сравнивать деятельность кластера с деятельностью Ассоциации невозможно. В кластер заложена бизнес модель. Ассоциация является представителем бизнеса. Конечно, мы объединяем предприятия и рассматриваем широкий круг вопросов, но Ассоциация, в отличие от кластера, – это не взаимодействие внутри.

– Получается, что вы занимаетесь сплочением компаний, но не показываете им, как организовать свой бизнес?

–Задачей Ассоциации не является научить компании, как заниматься бизнесом. И, кстати говоря, об этом нам бизнес говорил прямо. Один из новых руководителей компании «Эггер»  так и сказал, но не представителям Ассоциации, а нашим коллегам: «Не нужно учить нас бизнесу».  Я полностью согласен с его точкой зрения, подписываюсь под этими словами. Не наша задача бизнесменов учить бизнесу. Наша задача – услышать, что им необходимо, какие вопросы должна решить Ассоциация, чтобы им было еще более комфортно работать. Вот именно этим Ассоциация должна заниматься.

– Скажите, какие виды мебели, на ваш взгляд, могут быть востребованы в ближайшие пять лет или в ближайшие три года? Это будет мягкая мебель или корпусная мебель?

– Корпусная мебель занимает главное место в структуре производства сейчас в России. Рост по отдельным секторам – возьмем мы детскую мебель или мебель для кухни, мягкую мебель – примерно одинаков. Скорее всего, можно говорить о том, что необходимо способствовать развитию существующих тенденций и постоянному росту выпуска мебели. В сторону какого сегмента будет смещаться преимущество, я сейчас не готов ответить. Возможно, в сторону корпусной встраиваемой мебели, кухонь как раз благодаря некоторым инициативам, поддержанным Правительством. Я уже говорил об этом ранее: обеспечение деревянной мебелью стандартного жилья.

– Мебель является продуктом с высокой добавленной стоимостью.  И об этом говорит Президент вашей Ассоциации Александр Шестаков и вы тоже. В «Стратегии-2030»[5] написано о том, чтобы сделать акцент на развитие деятельности экспортно ориентированных предприятий. Как вы считаете, российские мебельные предприятия станут работать на экспортный рынок больше, чем на внутренний рынок?

– Увеличение поставок на внутренний рынок – это все-таки не является задачей, которую необходимо решать в ближайшей перспективе. Но рост экспорта должен проходить постоянно и более быстрыми темпами: даже сейчас, когда мы наблюдаем ежегодно прирост порядка 10 %. Для увеличения экспорта быстрыми темпами необходимы такие меры, о которых я говорил вначале, как помощь государства в решении снятия ограничительных пошлин на экспорт нашей продукции на внешних рынках, поддержка экспортеров. Это в полной мере касается поддержки мебели. Сейчас основные рынки сбыта для российских мебельщиков, — это страны СНГ. Но у нас есть Ближний Восток, где наша мебель также востребована. Участие наших предприятий в выставках в этом регионе показывает возможность и потенциал этого рынка для российских мебельщиков. Да, будем расти, развиваться, отстаивать свою позицию и занимать нишу.

– И последний вопрос, Тимур Равильевич. Что вы пожелаете будущим поколениям, тем молодым специалистам, кто решил выбрать работу в мебельной и деревообрабатывающей отрасли? На что им следует обращать внимание, когда они получают свое образование, или уже окончили университет  и выходят на рынок труда?

– Наверно, я хочу их поблагодарить, что они выбрали нашу отрасль, потому что здесь наблюдается дефицит кадров, даже сегодня на нашей дискуссии[6] эта тема была затронута. Эта проблема существует в принципе для нашей отрасли и всего лесопромышленного комплекса. То, что касается конкретно мебельщиков, по-моему, это прекрасная профессия. Недавно в Москве проходила выставка «Мир детства». Мы прекрасно понимаем, что один из первых предметов, с которым человек сталкивается в своей жизни, – это детская колыбель. И, наверно, труд мебельщиков – один из самых благородных и важных, которые существуют. Поэтому внимание советую обращать на собственные перспективы. Правильно выбирайте компании, с одной стороны. С другой стороны, если чувствуете свой потенциал, чувствуете желание – не бойтесь начинать свой бизнес. Мебельный бизнес очень часто зависит от мелких производителей.

Беседовала Екатерина Матюшенкова

[1] Постановление №1072 подписано 05 сентября 2017 года.

[2] KPI – ключевые показатели эффективности

[3] Соглашение подписано в октябре 2017 года.

[4] В целях освоения рыночных ниш или выхода на новые рынки к задачам мебельного кластера также относятся  содействие его участникам в налаживании кооперационных связей, обеспечение соответствия продукции предприятий-участников кластера современным требованиям по качеству, повышение конкурентоспособности, улучшение логистики, обеспечение кадрами и др.

[5] «Стратегия развития лесного комплекса до 2030 года».

[6] В рамках Петербургского международного лесопромышленного форума 27 сентября дискуссия прошла на круглом столе «Развитие плитной и фанерной промышленности».

Предыдущая страницаСамое крупное предприятие по выпуску целлюлозы можно обойти за несколько минут Следующая страницаЧто происходит на рынке фанерного сырья?